ФЕОДАЛЬНАЯ   РОССИЯ  ?

Категории раздела

СТАТЬИ [6]
СТАТЬИ
ЭКОНОМИКА [158]
ЭКОНОМИКА
ПОЛИТИКА [33]
ПОЛИТИКА
КУЛЬТУРА [3]
КУЛЬТУРА
ИСТОРИЯ [95]
ИСТОРИЯ
ТОЧКИ ЗРЕНИЯ [257]
ЛИЧНЫЕ ТОЧКИ ЗРЕНИЯ
ФОТОГРАФИИ, РИСУНКИ [0]
ФОТОГРАФИИ, РИСУНКИ
ВИДЕОМАТЕРИАЛЫ [8]
ВИДЕОМАТЕРИАЛЫ
ИЗ АРХИВОВ [3]
ИЗ АРХИВОВ
НОВОСТИ СТРАНЫ, СОЮЗА [55]
НОВОСТИ СТРАНЫ, СОЮЗА
НОВОСТИ МИРА [31]
НОВОСТИ МИРА
МИРОВАЯ ИСТОРИЯ [16]
МИРОВАЯ ИСТОРИЯ
ВОЙНЫ [11]
ВОЙНЫ
КРИМИНАЛ [16]
КРИМИНАЛ
ДЕЛА НАЦИОНАЛЬНОСТЕЙ [6]
ДЕЛА НАЦИОНАЛЬНОСТЕЙ
ОБОРОНА [29]
ОБОРОНА
АРМИЯ [17]
АРМИЯ
ВЫРОЖДЕНИЕ [61]
ВЫРОЖДЕНИЕ...
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО [1]
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
РЕМЕСЛА [0]
РЕМЕСЛА
"БЕЗНАДЕГА" [22]
СЛУЧАИ ОТЧАЯНИЯ ЛЮДЕЙ
СОЦИАЛЬНАЯ ПОЛИТИКА [9]
СОЦИАЛЬНАЯ ПОЛИТИКА
НАУКА [4]
НАУКА
МАЛЫЙ БИЗНЕС [4]
МАЛЫЙ БИЗНЕС
СРЕДНИЙ БИЗНЕС [0]
СРЕДНИЙ БИЗНЕС
КРУПНЫЙ БИЗНЕС [5]
КРУПНЫЙ БИЗНЕС
ВЛАСТЬ [5]
ВЛАСТЬ
ОБЩЕСТВО [6]
ОБЩЕСТВО
ОБЩЕСТВЕННАЯ АКТИВНОСТЬ [1]
ОБЩЕСТВЕННАЯ АКТИВНОСТЬ
НАШЕ [11]
ДОСТИЖЕНИЯ В РОССИИ И СОЮЗЕ

Наш опрос

Оцените мой сайт
Всего ответов: 31

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Flag Counter

     
     
Главная » 2015 » Май » 8 » Всемирная история ресурсного проклятия. Часть I
23:53
Всемирная история ресурсного проклятия. Часть I
http://www.rosbalt.ru/blogs/2015/05/05/1395430.html
 05/05/2015 20:06
Российская экономика катится вниз. Оптимистов, мечтающих о возрождении путинского процветания, остается все меньше. Наши успехи остались где-то далеко позади — в эпохе, предшествовавшей грузинской войне. Сегодня мы в основном живем памятью о прошлом и проеданием оставшихся запасов, начиная с резервного фонда правительства и заканчивая личными сбережениями. Впереди – долгий застой, напоминающий позднесоветскую эпоху. Дряхлеющие вожди, дряхлеющие лозунги, дряхлеющие надежды…
Не то чтобы жизнь стала совсем плохой. В конце концов, вместо приличного сыра, исчезающего из магазинов, можно использовать и то, что у нас называется сырным продуктом (с добавлением растительных жиров). Основная проблема подобных застоев состоит в постепенной деградации страны, в утечке мозгов и в нарастающей апатии, которую с какого-то момента уже не перекрыть ни торжественным слоганом "Слава Великому Октябрю", ни бодрящим выражением "Крым наш". Лет через пять-десять настанет момент, когда молодые люди вместо привычной, казалось бы, мысли о том, что "Россия встала с колен", будут мусолить заезженную веками чаадаевскую "философическую" идею, будто в крови у нас есть нечто, отвергающее всякий прогресс, и вообще Россия существует лишь ради назидательного урока отдаленным потомкам.

На самом деле наша  беда – не в крови, а в нефти и газе. Обладание ресурсами развращает власть, привыкающую править без реформ. Сегодня нам кажется, будто это особенность России и современной экономики, основанной на нефти. Однако мир давно уже страдает от ресурсного проклятия — просто ресурсы, совращающие правителей, в различные эпохи бывают разными. При этом итог каждый раз один: постепенная деградация и убогость.


Рабское проклятие

Первый пример деструктивного воздействия ресурсного проклятия в европейской истории связан с работорговлей. Несмотря на то что рабовладение, согласно марксизму, принято относить к способу производства, характерному лишь для древней истории, торговля рабами представляла собой высокоприбыльный бизнес в Средние века и в начале Нового времени.

Одним из важнейших источников добычи пленников для перепродажи за рубежом являлись южнорусские степи. Практиковать набеги на города Киевской Руси и работорговлю стали еще половцы, что оказалось одной из важнейших причин запустения региона и оттока славянского населения в северо-восточную Русь. Половецкие пленники отгонялись в Крым, где перепродавались генуэзским торговцам, транспортировавшим их на своих кораблях в Средиземное море. Работорговля стала, по сути, ключевой причиной формирования генуэзских опорных пунктов на Черном море (например, в Судаке, а также в Новом Афоне).

Татаро-монгольское нашествие не остановило работорговлю. Наоборот — сделало ее еще более привлекательным и доходным занятием, поскольку ослабленная Русь не могла по-настоящему сопротивляться. Потенциальные рабы проживали повсюду, их надо было лишь взять и отконвоировать в Крым. Столь доступного ресурса в экономике впоследствии никогда уже не имелось.

Особенно преуспело в работорговле Крымское ханство — благодаря своему удачному географическому положению. С одной стороны находились ресурсы, которые требовалось захватить, а с другой – море, по которому за рабами приплывали генуэзские моряки. По сути, иной экономики, кроме набеговой, Крымское ханство вообще не знало. Если татары не совершали очередного набега на христианские земли, у них просто начинались проблемы с продовольствием.

Периодом расцвета работорговли, идущей через Крым, стало, наверное, XV столетие. Русь оставалась по-прежнему слабой, а спрос на пленников возрастал благодаря появлению Османского государства, активно использовавшего рабов в различных сферах жизнедеятельности. Говорят, на перекопе сидел когда-то старый еврей-меняла и, видя нескончаемые вереницы пленных, проводимых в Крым из Польши, Литвы и Московии, спрашивал: остались ли еще в тех странах люди, или уже нет никого?

Возможно, крымчакам казалось, что эпоха процветания, основанная на столь привлекательном бизнесе, продлится вечно. Однако Московия укрепилась, сбросила татаро-монгольское иго и стала выстраивать засеки, а также небольшие городки-крепости на южных рубежах, через которые раньше бандиты проходили как нож сквозь масло. Примерно в это же время укрепила свои рубежи и Литва, чьи земли тогда простирались от Балтийского до Черного моря.

Последний крупный набег крымчаков на Русь произошел во времена правления Ивана Грозного, поскольку "великий государь" в борьбе с национал-предателями и с европейцами так запустил пограничное дело, что некому было сторожить южные рубежи. Иван Васильевич своими экстравагантными действиями на некоторое время продлил нестабильность в стране, но после окончания смутного времени работорговцам на Руси уже ничего не светило.

Для Крымского ханства это стало настоящей экономической катастрофой. Временами набеги удавалось осуществлять (например, в союзе с Богданом Хмельницким против Польши), однако общая гнилость набеговой системы привела к стагнации и окончательному падению ханства под ударами русских войск во времена Екатерины II и Потемкина-Таврического.

Характерно, что сама по себе работорговля, как и любой бизнес, основанный на использовании ресурсов, не обязательно становилась причиной деградации. Генуэзцы, к примеру, никогда не клали все "яйца" в одну корзину. Они "диверсифицировали экономику", торговали самыми разными товарами, а по мере исчерпания традиционных источников дохода сконцентрировались на кредитовании испанской короны (XVI век). Однако для Крымского ханства, не умевшего делать ничего иного, исчерпание ресурса обернулась затуханием жизненной силы государства.

Серебряное проклятие

В XVI веке страной, наступившей на те же грабли, что раньше Крым, стала Испания. Только источником доходов оказалась уже не работорговля, а добыча полезных ископаемых, обеспечившая поступление благородных металлов (преимущественно серебра) из латиноамериканских колоний. Важнейшим ресурсом, снабжавшим испанскую казну деньгами, стал серебряный рудник в Потоси (Боливия). За 160 лет, между 1503 и 1660 годами, в Севилью было доставлено в общей сложности 16 тысяч тонн серебра. Запасы этого металла в Европе, как отмечал Егор Гайдар в книге "Гибель империи", возросли втрое.

Механизм функционирования серебряного проклятия был несколько иным, чем проклятия рабского. Если в Крыму вообще не было никакой иной экономики, кроме набеговой, то Испания к концу XV века (к моменту открытия Америки Христофором Колумбом) обладала лучшим овцеводством в Европе (на территории Кастилии), неплохо развитым виноградарством (в Андалусии), оружейным ремеслом (толедские клинки) и даже крупным торговым городом (Барселона, входившая в состав Арагона). Однако приток денег из Америки подорвал дальнейшее развитие хозяйственной системы. Во внезапно разбогатевшей стране сильно выросли цены, что обусловило развитие импорта. Сравнительно дешевые товары пошли в Испанию со всех сторон, тем более что зачастую они оказывались еще и более качественными. На этом фоне в испанскую экономику перестали вкладывать деньги. Местным производителям трудно было соперничать с импортерами, зато неплохо зарабатывали благодаря притоку заокеанского серебра испанская пехота и католическая церковь. Бизнес хирел, а число солдат, монахов и неприкаянных благородных идальго, вроде Дон Кихота, непрерывно росло.

Тем временем латиноамериканские богатства все менее соответствовали аппетитам монархии. К 1600 году приток драгоценных металлов из Америки стал сокращаться. Доходов по мере исчерпания месторождений становилось меньше, а расходы короля, пытавшегося контролировать чуть ли не всю Европу, неудержимо возрастали. Испания с помощью немецких, а затем генуэзских банкиров влезла в огромные долги, что привело, естественно, к неоднократным дефолтам и, как сказали бы сегодняшние эксперты, снижению кредитного рейтинга до мусорного уровня.

Если в XVI веке Испания обладала лучшей европейской армией, то к середине XVII столетия страна, фактически лишившаяся своей экономики, уже не могла выдержать военной конкуренции с усилившимися соседями. Она проиграла соперничество с Францией в ходе Тридцатилетней войны, а еще через полвека стала игрушкой в руках европейских держав, вступивших между собой в схватку за так называемое "испанское наследство", оставшееся после пресечения испанской ветви королевской династии Габсбургов.

Если бы не противостояние различных сил, Испанию, глядишь, включили бы в состав победившей державы, как это произошло с Крымским ханством. Однако в Европе "крымские фокусы" не проходили даже в XVIII веке. Испания сохранила самостоятельность, но получила французскую династию Бурбонов и 250 лет влачила жалкое существование на задворках Европы. Былой европейский лидер по уровню экономического развития теперь составлял пару другой окраинной европейской державе – Российской империи. Причем потеря латиноамериканских колоний в начале XIX века полностью лишила Испанию ресурсной ренты.

Лишь в 1950-х – 1960-х годах серьезные экономические реформы позволили Испании устремиться в погоню за такими преуспевающими соседями, как Великобритания, Франция и Германия. Испанцам пришлось учиться зарабатывать не на торговле ресурсами, а на производстве товаров и туризме.

При этом следует заметить, что само по себе обладание благородными металлами не является проклятием, как и участие в работорговле. Скажем, США успешно пережили и калифорнийскую, и аляскинскую золотые лихорадки, поскольку обладали диверсифицированной экономикой и системой рыночных институтов (то есть правил игры, основанных на гарантии неприкосновенности частной собственности и развитии конкуренции). Однако для Испании, думавшей не о благосостоянии подданных, а о расширении границ и пресечении ересей (инакомыслия), "серебряное проклятие" оказалось фатальным.

Впрочем, что там Крым или Испания. Ресурсного проклятия не избежали даже такие развитые страны, как Франция и США. Но об этом – в следующей статье.

Дмитрий Травин, профессор Европейского университета в Санкт-Петербурге

Подробнее: http://www.rosbalt.ru/blogs/2015/05/05/1395430.html
Категория: МИРОВАЯ ИСТОРИЯ | Просмотров: 588 | Добавил: feodor | Теги: ресурсы, диверсификация, Проклятие, Дмитрий Травин | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar

Вход на сайт

Поиск

Календарь

«  Май 2015  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031

Архив записей

Друзья сайта

  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • Россия Феодальная

    Создайте свою визитку